Записки подмосковного жителя

А навстречу ему бежали все его собаки...

Previous Entry Share Next Entry
Крым с первого взгляда
info2007
Оригинал взят у egra в Крым с первого взгляда
Наконец-то наступил тот момент, когда можно все бросить и уехать. Правда, не больше, чем на две недели. Другие две уж минули по весне в Испании. И несмотря на то, что мы в целом стараемся не сидеть на месте, такого похода у нас еще не было. Занятно пробовать что-то новое, особенно когда ум неустанно тянется к стабильности и безопасности. Занятно выйти в дверь на свежий воздух сразу на 14 дней, оставив дома однообразную жизнь, хлам в шкафу и пыль по углам. Занятно попробовать на вкус ту свободу, о которой лишь читал у кого-то, и в тайне мечтал. И вот, пусть опять ненадолго, я снова ухожу в неизвестность. И со мной верные спутники: фотик, ботинки, рюкзак, палатка и пара забавных друзей...




Сейчас припоминать сложнее, а месяц назад, когда только вернулись, «из-под пера» выпорхнуло...
Поехали в осень, а застали все 4 времени года: случалось, что утром мы тлели от изнуряющей жары, а вечером одевались во всё, что было, спасаясь от жуткого мороза... Все наши представления о масштабах, расстояниях, климате и сопутствующих сложностях рушились ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Мы недооценили почти все, что можно было недооценить в походной жизни: от характера местной природы до собственных скрытых сил и возможностей организма. Но зато все это раскрасило наше путешествие шквалом небывалых ощущений и кучей мелких неожиданностей. Калейдоскоп впечатлений крутился без остановки: мы изумлялись всем, что хапал наш жаждущий взгляд, ибо все было вновь. Особенно горы! Кажется, невозможно привыкнуть к тому восхищению, которое заполняет все твоё тело, когда ты ходишь в облаках и, тем более, над ними... Мы впервые опробовали кочевой быт с палаткой на столь продолжительный для нас период. И знаете... это замечательно! Также замечательно, как наконец-то залезть в душ, усесться на унитаз или распластаться на кровати. Вот только быстро мы ко всему привыкаем и перестаем замечать простые маленькие радости, которыми наполнена наша огромная жизнь…

1.


Собственно, в этих строках вся суть. Ну а если интересны подробности – поехали дальше! Хотя «пошли» – будет точнее. А вообще, сначала мы полетели: самолетом «Санкт-Петербург – Симферополь»... Мы – это я, Лена, и serg_degtyarev. Он, кстати, присоединился к нашей идее совершенно неожиданно: буквально за пару недель до поездки, когда мы наконец-то определились с локацией. Крым был давно на уме. По многим причинам: красиво, доступно, относительно близко. Я не хотел ехать туда летом, на пляж. Все широко-известные, и оттого популярные, места, как этот полуостров, в «сезон» кишат всевозможным изобилием всего. Поэтому изначально глаза глядели в сторону дивной природы и уединения. А для этого уже желательно иметь соответствующее снаряжение. И, если еще в прошлом году мы не рассматривали «палаточную жизнь» всерьёз, то в этом оказались морально как будто бы готовы. Нам даже не помешало отсутствие собственной палатки и прочего инвентаря – благо, на белом свете все еще много добрых людей. Специально купили походную посуду – легкую, спальники – теплые, и мне – треккинговые мега-ботинки. Серега также обзавелся недостающим снаряжением, а главное – настоящим, туристическим, рюкзаком. Так в нашей компании хоть кто-то стал походить на «походника». В общем, несложно догадаться, что опытом продолжительной кочевой жизни никто из нас не обладал, но зато на всех троих мы имели одно большое желание – изведать сие…
И вот мы здесь, на «новой земле». 3 часа лёту, а какая разница! Петербург гнал нас смесью жёсткого ветра и жуткого холода прочь, а Симферополь радушно встречал, улыбаясь мягким утренним солнцем и лаская теплом. Запаслись в столице провиантом и газом, и дольше задерживаться не стали. Помню, как по дороге, в плотном тумане переезжая через Ангарский перевал, прилипли к окну, а на устах зависло «ухты… вау… клааасно…». Из Алушты к Демирджи нас подвез местный приятный дядька: светлое лицо, искренняя улыбка, ясные глаза, в чётком тоне проскакивает мягкий украинский говор. Время в дороге минуло без пауз, разговор завязался сразу и обо всем: о нас, о них, о нём, о том… В целом понятно, что как бы политики не резвились, а люди не трудились – все остается по прежнему, а дух, если любит жить, смотрит вокруг с улыбкой. За сим и расстались. И вот уже видна цель, точнее – её часть, ибо гору кутают облака. Наконец-то наша воодушевленная тройка стоит здесь, в непосредственной близости к заветной высоте. Наши крошечные тела задирают головы в предстоящие небеса – каждая ощущает и мыслит своё, но очевидно, что общий восторг отражается во всех глазах.

2.


Наверх мы потопали через «Долину Привидений». Поднявшись совсем немного, дружно начинаем понимать, как нам непривычно тяжко. Еще чуть позже откровенно делимся первыми однозначными эмоциями. А уже на первой горке, с которой забавно смотреть на пройденный «этап», мы, обливаясь потом и переводя дух раз уж эдак в тридцатый, не стесняемся в выражениях о своих способностях. Закрались зачатки мыслей о важности грамотной экипировки и целесообразности составных элементов общей ноши. Довольно скоро на нас опускается облачность, или мы в неё поднялись, а может, и то, и другое. Прошли явно немного, а откуда начинали - уже не видать, да и мы сами визуально растворяемся на расстоянии всего нескольких метров. Такой мистицизм мне по душе.

3.


Но вот с практической точки зрения, конечно, не все так радостно: начинает постепенно темнеть, и хоть глаза еще компенсируют неспешно ускользающий свет, а на тропе пока ясно видны метки, приходит четкое понимание, что впереди будет только сложнее. В какой-то момент вертикаль тропы казалась уже невероятной: приходилось больше ползти, чем идти, подтягиваясь руками за обнаженные извилины корней и мокрые камни. Помимо прочего, у каждого в руках пакеты с провизией и водой. Короче, мы там чувствовали себя как слоны в посудной лавке. Еще и дождь пошёл. И без того упавшая скорость восхождения совсем поникла. Стемнело. С тропы куда-то исчезли стрелки и метки и... мы потерялись. Потерялись в Долине Привидений. Забавно и в то же время как-то жутковато. Вокруг густой туман, отвесный склон, коряги, огромные валуны. Время остановилось, последние силы явно покидали наши «городские» тела. Мы уже думали воткнуть здесь палатку, но это оказалось тщетной затеей. Просто чудом, свернув на какой-то неопробованный ранее поворот, мы вдруг вышли на проторенную дорожку! Теперь и силы откуда-то взялись. В общем, худо-бедно, мы-таки выползли на небольшое плато.
Это такое чудо: после затяжного подъема по крутому склону увидеть поляну и ступить на её ровную поверхность. Причем, уже не важно, что это за место, как тут и чего. Достаточно, что здесь можно заночевать, и раздумывать нечего – смело ставим палатку, лишь бы уже прилечь. Вновь начавшийся дождь, который вперемешку с ветром стал усиливаться с каждой минутой, заторопил нас обустроить ночлег: даже место особо не выбирали – лишь бы подальше от обрыва. И вот уже через несколько минут сидим в палатке и кипятим воду на лапшу, а спустя около получаса – посапываем. Но не тут-то было! Среди ночи палатка заходила ходуном: дуги гнёт до земли, приминая и нас. Какой-то адский ветер, просто ураган. Как наш «дом» тогда не унесло – до сих пор большой секрет. В принципе, можно сказать, что мы почти летали в ту ночь. Спать было нереально, несмотря на измотанность уже состоявшимися приключениями.
Когда сидишь в доме за прочными стенами и смотришь в запотевшее окно – шторм воспринимается как что-то внешнее, где-то там, за пределами безопасности, как в телевизоре. А когда от бушующей стихии тебя отделяет лишь тонкая ткань, начинаешь совсем иначе воспринимать своё существо в этом мире. На лоне Природы ты непосредственно находишься внутри её царства - всецело и безраздельно. И когда она резвится, хмурится, рыдает и поёт – деться некуда. И в тебя проникает волнение, а если стихия особенно экспрессивна – накрывает цунами страха. И ты беспомощен, во власти иных сил. Только не подпустив панику, способен воспринимать новые ощущения без вмешательства ума, ибо он неустанно твердит об опасности, о своём напряжении. Примерно с таким осознанием мне удалось в итоге задремать. Потом я просыпался уже лишь когда согнувшаяся до земли палатка особенно настойчиво хлестала по лицу.
Первый день и тем более ночь – масса впечатлений, но мы все еще не добрались до вершины. Прекрасный образец того, что при наличии подобного психо-эмоционального разнообразия может совершенно не быть к этому фотографий. Есть в этом отчасти тот удивительный и закономерный факт, что либо ты абсолютно отдаешься ощущениям, либо ты отвлекаешься на то, чтобы их зафиксировать.
А тем временем наш подъем на Демирджи продолжился. Поутру ее уже видать – рукой подать, и кажется, что по тропе осталось две-три сотни метров. Ан нет: за соседним выступом оказался еще один, и потом еще, а тропа постепенно и не очень ускользала всё выше и выше. Расстояния, которые глазами воспринимаются близкими, а на карте выглядят короткими, преодолевались нами медленно, крайне медленно, просто нереально меееедленнааа. На второй день наших «похождений» мы твёрдо убеждаемся в слабости своих изнеженных организмов. Пройдя сегодня всего километра полтора, выглядим так, будто взяли Эверест. А кто-то сюда забирается за 40 минут. Фуф, как бы то ни было: первое крымское достижение у нас за спиной. О боги, где наши запасные ноги?!

4.


Здесь, на горе, нам обитать, пока еда не закончится, поэтому в этот раз место стоянки мы выбираем более вдумчиво. И потом не раз еще этому обрадуемся, потому что ветер обходит нас стороной. Но мы все равно находим себе приключения: в поисках новых кадров вымокаем и замерзаем до чёртиков. На третий день начинает «доходить», что туман, который окружает нас сейчас – это не что иное, как облака, которые мы видели тогда снизу.

5.


Сегодня облака дождевые, влажность стопроцентная, аж въедается. Однако если для меня это оборачивается всего лишь сменой штанов, то у Сереги отбивает желание идти снимать в такую сырость, да и штаны запасные он выложил дома. Как ни крути, а практика – лучший учитель. Из массы полезных, или наоборот, мелочей складывается всё путешествие, как паззл. Многое обнажается, что-то оказывается лишним, как, например, избыточное фотооборудование или собственные страхи, или наоборот невероятно полезным, как налобный фонарик или рука товарища. В дальнейшем мы каждый день будем обсуждать всё это: необходимые мелочи и лишний груз. За подобным разговором я оставил их с Леной в скромном жилище, а сам устремляюсь в ближайшие дебри.

6.


С десяток-другой метров от палатки и – я в ином мире Демирджи, подводном. Погружение произошло сразу, с первых шагов по мягкому оранжево-коричневому дну. На относительно небольшой площади мне открылась целая планета новых существ и явлений. В естественной среде обитания перед любопытствующим взором возникают аборигены во всей красе, у каждого уникальный лик.

7.


Интересно было наблюдать, как ритм моего восприятия окружающей реальности прыгал из одного состояния в другое, реагируя на плотность тумана или особенные звуки, которыми изобиловал этот мир. В голове роились напоминания о тревожности обстановки, а в груди пульсировал восторг от происходящего.

8.


Наслаждение от наблюдения за характером стихии перемешивалось со страхами, которые рождались от необъяснимых логикой вещей. Снова я один на один с Природой: полупрозрачная вуаль пеленает лес, где-то что-то скрипит, завывает, вдруг рядом падает массивная ветка, разбиваясь вдребезги, будто капля воды. Все это, конечно, будоражит ум: с каждым новым шорохом, с каждым новым порывом ветра, с каждой минутой уходящего света.

9.


Я как будто отшагнул от своего тела и в равной степени наблюдал за тем, что творится с естеством внешнего и внутреннего. Мне все больше нравится отключать непрерывный поток мыслей и рассуждений, которым нет покоя. Это намного легче получается в такие моменты, когда ты где-то в подобном месте, растворяешься в натуре, в настоящем. Здесь никому и ничего от тебя не нужно, нет необходимости объяснять или обозначать свои чувства – простое чистое восприятие. Смотри распахнутым сердцем и узришь то, что не нуждается в объяснении, толковании, в словах...

10.


В ночи круто похолодало. Температура явно ниже нуля – тент встал колом. Совсем близко в панике носятся лошади и неистово ржут. Тревожно звенит одинокий колокольчик. Кажется, что они вот-вот растопчут палатку, в которой и без того напряженно. В общем, очередная жуть. Человек ведь ко всему постепенно привыкает, но для нас эта долгая ночь стала очередным исключением.

11.


К утру толстый слой изящно уложенного ветром инея и льда покрыл абсолютно всё вокруг: невероятное преображение и… жгучий холод. Это был тот случай, когда после минуса непременно наступает плюс, когда после истрепанного штормом, сыростью и морозом тела в нём начинает разгораться пламя тепла, когда после серого утра, хмурого дня и жуткой ночи вдруг наступает волшебство, сказка. Тут на 100% сработало то, о чём мы не так давно рассуждали: как классно, когда ты живёшь в среде, ради которой сюда приехал, что находишься прямо возле «точки съемки»: выглянул из палатки и – снимаешь. Так и вышло.

12.


Как только начинаешь любоваться чудом и увлекаться светописью, уже не замечаешь ничего кроме Красоты. Особенно мне понравилось, как плывут нежные ручьи облаков по суровым верхушкам гор. А ведь если бы не увлечение фотографией, мы бы не видели все эти мгновения удивительного волшебства, чудесную игру света. Интересно получается: вряд ли бы мы вставали просто посмотреть на то, как просыпается Светило и ласкает Землю. Нет, мы точно бы не вставали! Чтобы просто так, без фотоаппарата, выскочить на пронзающий иглами воздух – зачем?! Да, пока я не на том уровне просветления, когда мне не требуется посторонний предмет, который бы мотивировал просыпаться и идти наблюдать рождение нового дня – просто так... Однако потом, пока эта маленькая электронная коробка, стоящая рядом на штативе, фиксирует действительность, появляется то бесценное время, когда внутри замершего тела вспыхивают всевозможные оттенки вдохновения.

13.


И я наблюдаю за тем, как за доли секунды прозрачный розовый свет преображается в яркий багрянец, постепенно трансформируясь в тёпло-жёлтый, а затем белеет, растворяясь.

14.


15.


А в лесу вышла на прогулку иная Красота: почти все деревья в инее и ледышках, которые весело звенят на ветру, а яркие блики, переотражаясь от миллиона маленьких осколков, заливают все вокруг пляшущими солнечными зайчиками. Это была в чистом виде непревзойдённая поэзия, божественная светомузыка. Зима – в осени, жёлтые листья – в белом обрамлении… Но такое не снять, не передать с помощью какого-либо устройства, в том числе фотокамеры. Такие состояния, видимо, тем и прекрасны, что уникальны, они не запечатлеваются на копиях, их не зафиксировать, не сохранить.
Так мы и не узнали, какой тогда был минус. Позже нам кто-то сказал, что это крайне редкое явление для середины октября.

16.


Чем оказались прекрасны горы, так это тем, что погода здесь меняется постоянно и непредсказуемо.

17.


Облака бегали по вершине то туда, то сюда, то появляясь, то исчезая, а мы пытались за ними угнаться, устраивая бесполезные марафоны. И каждая такая пробежка – еще одна мокрая футболка и ноющие мышцы, и негодующий ум – безрезультатная беготня. Еще одно подтверждение известной истины: «Никогда не бегай за автобусами и за женщинами — все равно не догонишь!»

18.


В тот день к закату мы уже не бегали, а пришли на запланированную точку заранее и стали ждать, несмотря на то, что вокруг все «в молоке», и объект съемки неразличим. И наше терпение вознаградилось. Мало того, что облако, в котором мы сидели, окрасилось на закате в розовый, и мы наблюдали это изнутри (прям вот-вот – рукой дотянуться можно), так потом, оно еще и отступило, открыв нам заветную картину. После такой удачи можно и спускаться, тем более что еда почти закончилась.

19.


Но так просто Демирджи нас не отпустит и преподнесет еще один шикарный сюрприз.

20.


21.


Ко всему прочему, здесь я сниму один из самых запомнившихся за всю поездку кадров.

22.


«Демирджи» в переводе с оригинального означает «кузнец». Сдается мне, что мы в полной мере прочувствовали смысл этого названия...

Спустившись, мы на одну ночь окунулись в цивилизацию – совсем отвыкли от таких условий: тепло, туалет, душ, горячая вода. А ведь живешь изо дня в день и не замечаешь всей прелести домашнего уюта. Благодаря знакомым фотографам (Толя, Илья и Денис), к которым мы подселились, неожиданно «закрыли» сразу две точки. Съездили с ними на машине в Новый Свет и на Ласточкино гнездо, затратив на это всего вечер и утро. Кстати, дорожный серпантин вновь поломал наши представления о местных расстояниях: хотя мы закладывали на самостоятельную поездку туда порядка 2-3 дней, стало ясно, что так быстро мы бы не уложились.
В Новом Свете поснимать удалось…

23.


24.


25.


…а в Ласточкином Гнезде все было наоборот: забор, собаки и охранник. Зато мы неожиданно увидели еще и Кацивели.

26.


27.


Вот так оно и бывает: не ждешь, а случается. Мы вовсе не рассчитывали, но парни нам реально помогли. Особенно Толя. Благодаря «коллегам» у нас освободилось несколько свободных дней, и мы вернулись к подножию Демирджи, ведь нам так понравилась энергетика и эстетика этого дивного места.

28.


29.


В этот раз облака сами спустились к нам с гор. И я радостно шагнул в глубокий рыжий ковёр поснимать одно из моих любимых состояний – туман.

30.


Трудно представить, сколь долго я могу бродить так. Эта магия пленит меня и не отпускает, пока не развеется.

31.


32.


Все дивным образом преображается, и из однородной еще недавно деревянной  массы пробуждаются интереснейшие индивидуальности… говорящие судьбы… витиеватые сюжеты…

33.


34.


Так незаметно наступила середина нашего отпуска. Весь «экватор» стояла ясная погода, и мы просто наслаждались бездельем: тепло, вино, хорошо. Правда, утром все же успели немного поснимать…

35.


36.


… и вечером тоже. Мы ж, вообще-то, за этим приехали! Как это, целый день ничего не снимать?! Хотя, как знать. После всего того, что с нами случилось, начинаешь на многое смотреть иначе…
После «экватора» время как будто бы ускорилось, возможно, как раз потому, что наш ритм изменился: за предстоящую неделю хотим еще многое успеть. После всего, что обрели здесь, с Демирджи расставаться нелегко.

37.


А она провожает нас сумасшедшим туманом, из которого мне лично невероятно сложно вырваться.

38.


Душа снова просилась в загадочный лес, но надо спешить в другую сторону, ведь мы наметили встречать сегодняшний закат уже на Ай-Петри. И по счастливой случайности туман нагнал нас и здесь, на горном серпантине, по дороге к «новой» крымской вершине, и предоставил еще одну возможность запечатлеть желанное состояние. А запах в лесу стоит, м-м-м – не передать…

39.


А наверху нас поджидало еще много удивительного: дружелюбный и полу-навязчивый бизнес, домашнее вино от 500 рублей за литр, отсутствие источников воды и штормовое предупреждение. Очевидно, все это не располагает нас задерживаться тут надолго. Но с первой попытки отсняться не удается: зубцов Ай-Петри почти не видать, их силуэты изредка проявляются в плотной облачности.

40.


Зато вторая попытка намного результативнее, несмотря на шторм: ветер такой силы, что без преувеличения валит с ног. Серёга решил погеройствовать ради желанного ракурса и пополз за ограждения. На это было страшно смотреть – его гнуло там в три погибели, но он сделал-таки гордую позу для моего кадра, но всего на один дубль. Потом, после рассвета, когда он приползет назад, будет рассказывать с дрожащим голосом, как у него создалось стойкое ощущение, что природа всячески заставляла встать перед ней на колени. Говорит, что у него ветром линзу на объективе вдувало вовнутрь, от этого фокус приходилось фиксировать руками! Вот уж не подумал бы, что защитный фильтр пригодился мне в совершенно новом качестве. А вообще, по нашей панораме и не скажешь, какой во время съемки творился капец. Еще одно доказательство той великой разницы между испытанным и запечатлённым.

41.


Восторг от пройденного испытания прыгал в груди, что я даже сходил за еще одной панорамой – уж больно она мне приглянулась. Может быть, моя фантазия разыгралась, но мне кажется, что в этом месте как будто бы давным-давно произошел обвал массивной скалы.

42.


Рассвет удался – теперь можно отсюда бежать, но путь лежит через обширный кордон товаров и услуг. Еще и на зубцы вход оказался по 100 рублей. После спокойной Демирджи здешняя коммерция отталкивает, оставаться на этом «базаре» не хотелось ни минутой больше. Мы решили сэкономить, подумав, что спустимся до трассы за пару часов, поэтому отвергли все предложения местных бомбил. Но за это время преодолели всего примерно полпути и все равно подсели в попутку, заплатив за оставшуюся дорогу, но потеряли драгоценное время, опоздали на закат в Форосе и остались без воды. И если бы не лагерь альпинистов, неизвестно, как бы мы там куковали. Зато поутру нас ждала компенсация: всё небо ярко полыхало.

43.


«Точку отработали» - двигаем дальше: на Храм Солнца – крымский Стоунхендж. По карте от трассы всего пара километров, но они превратились для нас, навьюченных едой, водой и собственными грехами, в очень трудный подъём. К тому же сказалась измотанность вчерашней «прогулкой» – передышки мы делали чуть ли не каждые 50 метров. Зато сверху потрясающий вид, место действительно уникальное, сильное. Здесь я снимаю второй (за всё путешествие) кадр, который моментально западает в душу и память.

44.


Мы с удовольствием проводим во владениях Храма Солнца оставшиеся дни: лазаем по камням и горам, ходим на съемки, а по большей части просто отдыхаем. Здесь также постоянно трансформируется погода, жар сменяется холодом, ясное небо – низкой облачностью, наплыв туристов – тишиной, день – ночью, а разговоры у костра – дружным сопением из палатки.

45.


Так и время нашего путешествия плавно подошло к финалу, природа провожала нас восхитительным спектаклем: ручьи облаков струились из долины к морю – навстречу пламени рассвета. Храм Солнца то скрывался в туманном потоке, то проявлялся вновь. Хаотичное непостоянство действия завораживало. Я простоял под этим гипнозом, потеряв счет времени. Есть что-то в этом непрерывном изменении природных процессов, какое-то изумительное изящество, неподражаемая лёгкость и плавность.

46.


Очевидно, что Природе совершенно не важно, называет её кто-то Россией или Крымом, Чукоткой или Гватемалой: у неё нет границ, она всюду, во всей планете – одна, цельная, неделимая. Люди же придумали для нее миллионы названий и слов, задали рамки, начертили границы, обозначили свои владения. Это смешно. И в то же время, как это часто бывает, грустно. Да и сам я ещё совсем недавно при звуке или прочтении слова «Крым» испытывал какие-то определенные чувства, имел пусть нечёткие, но суждения. А ведь я там никогда не бывал. А теперь... понимаю, как заблуждался в том, что имел какие-то там представления, опираясь на мнение других, на массовую информацию, на стереотипы собственного опыта. Все совсем иначе, и осознать это и прочувствовать можно только в непосредственном, личном контакте. Путешествуя, постоянно перемещаясь, ты находишься в процессе непрерывных изменений. Это отлично мобилизует дух, не даёт ему застыть, зачерстветь, засохнуть, замереть и охладеть к жизни, потеряв к ней интерес. И психика перестает цепляться за привычки и какие-то там убеждения, отчего открываешься всему новому, происходящему вокруг тебя... в тебе. Каким бы пугающим или непонятным поначалу оно ни казалось.
Жизнь прекрасна и удивительна... особенно, когда от неё этого не ждёшь. Нужно просто открыть дверь…





?

Log in

No account? Create an account