Записки подмосковного жителя

А навстречу ему бежали все его собаки...

Previous Entry Share Next Entry
Так. Ну, что. Поехали помалу?
info2007
Оригинал взят у starshinazapasa в Так. Ну, что. Поехали помалу?
1

Сегодня с 9.30 утра началась бессрочная акция около приемной президента под названием "Сбор подписей". На "народный сход" власти реагируют уже нервно, поэтому все называется - сбор подписей. Акция подразумевается как бессрочная, до тех пор, пока… Конечно же, никаких разрешений и согласований никто ни у кого выпрашивать и не думал. Просто приходим и стоим. Полчаса, час, два-три, кто как может. Утром, вечером, днем - кто когда может. С теплыми вещами и горячим чаем. Желательно приходить каждый день, хоть по чуть-чуть. Требуем, само собой, амнистии для узников Болотной. Как это все будет называться - помилование, амнистия, оправдание, условный срок, прекращение уголовного дела - лично мне плевать. Главное, чтобы люди оказались на свободе. А юридические термины и тонкости будем увязывать и опротестовывать потом.
В общем, жду вас сегодня всех около приемной президента. Ильинка, дом 23/16, прямо возле метро «Китай-город». Часов с пяти подходите. И завтра. И послезавтра. И так далее.
Приходите, постойте с нами, потребуйте своего законного.
Полиция в количестве двух автозаков с утра уже были, но вели себя скромно и уехали. Так что сейчас там все свободно.
Ну и письмо заодно подпишете.
Максимальный репост приветствуется, конечно же.



«Президенту Российской Федерации В.В. Путину

Владимир Владимирович

Мы, написавшие это письмо, не имеем политических амбиций, не представляем интересов людей, стремящихся к власти, не преследуем пиаровских целей, наша единственная цель - вернуться домой, продолжить работать и заботиться о наших семьях. Мешает же нам та несправедливость, которую творят находящиеся в вашем подчинении следственные органы с обвиняемыми по так называемому «болотному делу» - уголовному делу о массовых беспорядках на шествии оппозиции в центре Москвы 6 мая 2012 года. Мы не можем спокойно и отстраненно наблюдать за этим.

Мы хотим с вами прямого и публичного разговора. О том, что привело к столкновению с ОМОНом на Болотной площади. О провокации лиц, которые вовсе не находятся за решеткой. О неадекватных действиях сотрудников полиции, которые вместо того, чтобы изолировать отдельных провокаторов, приняли решение разогнать десятки тысяч митингующих, и сделали это, в итоге, в настолько жесткой форме, что мирные граждане, пришедшие выразить протест против действующей власти на законных основаниях (шествие и митинг были санкционированы московской мэрией) и собиравшиеся после этого вернуться по домам, были вынуждены защищать себя и рядом стоящих от ударов полицейских дубинок. Подавляющее большинство находящихся за решеткой, под домашним арестом или подпиской о невыезде - именно эти люди. Но даже из них теоретически вменить «насилие в отношении представителя власти» можно единицам, тогда как участие в массовых беспорядках, которые по соответствующей статье УК РФ должны сопровождаться «погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств» - нельзя вообще никому, поскольку этого не было и в помине.

За что уже больше года сидит в тюрьме, а сейчас и вовсе находится на грани жизни и смерти, 52-летний кандидат физико-математических наук Сергей Кривов, на которого из реально существующих доказательств есть только то, что он вырвал дубинку из рук избивавшего граждан полицейского? Как мог отец двух детей, заместитель генерального директора издательского дома Александр Марголин «скрыться от следствия» (а именно на этом основании он был заключен под арест спустя полгода после произошедших событий), когда все это время он жил с семьей по своему домашнему адресу и каждое утро был на месте своей работы? Почему студент факультета политологии Ярослав Белоусов арестован по статье «применение насилия в отношении представителя власти», когда на всех видеозаписях с места событий он лишь кричит строю ОМОНовцев «фашисты»? Как Сергей Удальцов может считаться «организатором массовых беспорядков», если есть четкая видеозапись, на которой он, стоя между сотрудниками полиции и толпой протестантов, пытается успокоить народ и эти самые «беспорядки» предотвратить? На каком основании суд всякий раз принимает на веру предположение следователей о том, что обвиняемые, находясь на свободе, «могут продолжить заниматься преступной деятельностью»? Какой преступной деятельностью могут продолжить заниматься ученые, издатели, студенты, журналисты, художники, политические активисты, не совершившие до этого ни одного уголовного преступления?

То, что мы перечисляем сейчас – лишь вершина айсберга, сотая часть той самой несправедливости, что творится по отношению к этим людям. В наших руках огромное количество неопровержимых доказательств отсутствия составов преступлений (по крайней мере, тех, что вменяются фигурантам) в каждом из их дел. Мы хотим предоставить их вам лично, раз их полностью игнорирует суд. Все происходящее на слушаниях напрямую говорит об ангажированности процесса. Во внимание принимаются лишь показания сотрудников ОМОНа, причем показания эти в подавляющем большинстве случаев являются единственными «доказательствами вины» подсудимых. Надежд на то, что справедливость удастся восстановить в судебном порядке, нет никаких - это лишний раз показал вынесенный приговор одному из обвиняемых, 38-летнему инвалиду второй группы Михаилу Косенко. В качестве доказательств его вины стороной обвинения была предоставлена видеозапись, на который неопознанные лица срывают с ОМОНовца каску и отнимают резиновую дубинку, а Косенко просто стоит рядом. Более того, большинство из потерпевших ОМОНовцев не опознали в Косенко человека, наносившего им удары. Однако судья все равно признал его виновным и отправил на бессрочное принудительное психиатрическое лечение, в котором, исходя из множества имеющихся медицинских документов, нет никакой надобности.

Мы понимаем, что следственный и судебный механизмы уже запущены. Но нам совершенно не важно, как фигуранты «болотного дела» вернутся к своим семьям: благодаря амнистии, президентскому помилованию, или какому-либо другому специальному документу. Поэтому мы обращаемся к вам. Мы ждем от вас согласия о встрече, после которой, мы совершенно уверены в этом, несправедливость по отношению к обвиняемым станет для всех такой же очевидной, как и для нас.

От вашего решения напрямую зависят десятки жизней».






?

Log in

No account? Create an account